FestivalNauki.ru
En Ru
cентябрь-ноябрь 2019
176 городов
September – November 2019
312 cities
11-13 октября 2019
МГУ | Экспоцентр | 90+ площадок
14–16 октября 2016
Центральная региональная площадка
28–30 октября 2016
ИРНИТУ, Сибэскпоцентр
14–15 октября 2016
Центральная региональная площадка
23 сентября - 8 октября 2017
«ДонЭкспоцентр», ДГТУ
ноябрь-декабрь 2018
МВДЦ «Сибирь»,
Вузы и научные площадки города
6-8 октября 2017
Самарский университет
27-29 октября
Кампус ДВФУ, ВГУЭС
30 сентября - 1 октября
Ледовый каток «Родные города»
21-22 сентября 2018 года
ВКК "Белэкспоцентр"
9-10 ноября 2018 года
Мурманский областной Дворец Культуры

В клетке. Брошь миссис Мак Вильямc.

БРОШЬ МИССИС МАК ВИЛЬЯМC

Мне не очень хочется рассказывать историю, которая будет изложена дальше. Уж слишком она неблаговидна. Но, право, поучительным будет узнать, как используют достижения науки некоторые предприимчивые жулики в капиталистических странах. История эта представляется тем более уместной, что главными героями её будут радиоактивные элементы.

 

У замечательного американского писателя О'Генри были два особенно любимых им героя: Джефф Питере и Энди Такер — два весёлых проходимца, которые частенько становились жертвами собственного незамысловатого коварства. Каждый, кто читал забавные новеллы О'Генри, безусловно запомнил коммерческие операции Питерса и Такера по выпуску акций на несуществующие рудники или продажу пляжных участков, покоящихся на дне морском.

Но времена Джеффа Питерса и Энди Такера в Соединённых Штатах теперь миновали. Простодушных обывателей там сейчас обманывают на, так сказать, научной основе. Впрочем, лучше послушаем диалог почтенной американской четы.

— Но, дорогая, ещё раз такой шанс в жизни не представится! — четвёртый день убеждал свою дородную супругу мистер Мак Вильяме.

— Несчастный! — возмущалась миссис Мак Вильяме. — Зачем тебе эта Венера?! Ты купил бы нам лучше участок в Аризоне. По крайней мере, мы бы на старости лет имели верный кусок хлеба.

— Верный? Кусок?! Хлеба?! — демонически хохотал мистер Мак Вильяме. — Ты забыла о своём брате Питере, который вылетел с благоприобретённой фермой в трубу за каких-нибудь два года. Нет, только Венера! И только пятьсот акров — не меньше. Пятьсот акров чудесной венерианской земли, то есть, тьфу, не земли, а как её... почвы!

— Но как ты туда доберёшься, до этой своей плантации, несчастный?! — вопила супруга, не отличавшаяся особым разнообразием в выборе эпитетов. — Может быть, ты ещё купишь в рассрочку личную ракету?

— Я тебе толкую в сотый раз, что мне туда добираться не надо! Я не Гленн и не Карпентер. И, слава богу, мне уже не тридцать, и даже не сорок лет.

— И даже не пятьдесят! — язвительно заметила миссис Мак Вильяме и сделала это, конечно, зря, так как была моложе своего супруга всего на семь дней.

— Если бы ты меня не перебивала, ты бы давно уяснила, что добираться туда будет «Интергалактик плутониум компани». А мы будем получать лишь деньги. И для этого надо всего лишь приобрести акции. На пустячную сумму — девятьсот долларов.

— Пустячную?! — задохнулась от негодования миссис Мак Вильяме. — Если эта сумма пустячная, то почему ты требуешь, чтобы я заложила свою брошь?

Но, милочка, — снова перешёл на примирительно-просительный тон глава семейства, — на меньшую сумму, чем девятьсот долларов, компания акций не продаёт. А у нас, сама знаешь...

— Я во-об-ще не хо-чу ни-че-го знать! — произнесла миссис Мак Вильяме очень чётко и очень медленно, что свидетельствовало о её крайнем раздражении. — То есть, напротив, объясни мне, во имя чего я должна расстаться со своей единственной брошью, которая мне дорога — но разве ты поймёшь! — как память о моей маме?

Видишь ли, — обрадовался мистер Мак Вильяме возможности все объяснить, — плутоний много дороже золота. Он необходим для изготовления атомных и водородных бомб. На Земле его приходится получать искусственно. А на Венере этого металла пропасть. Так утверждают эксперты «Интергалактик плутониум компани», а они уж понимают, что к чему.

— Ты бы лучше осведомился, купили ли эти эксперты акции своей компании! — ехидно посоветовала миссис Мак Вильяме.

— Дело в том, дорогая, — продолжал мистер Мак Вильяме, благоразумно не расслышав выпада супруги, — что Венера — планета более молодая, чем Земля. И поэтому плутоний на ней не успел распасться. Послушай, что пишут эксперты: «Килограмм плутония, вывезенный с Венеры, будет стоить приблизительно восемь долларов. Таким образом, акционеры «Интергалактик плутониум компани» получат две тысячи процентов прибыли на одну акцию». Ты слышала, дорогая: две тысячи процентов!.. Нет, ты, конечно, должна поступиться своей брошью!

— Но почему эта компания сама не прибирает акции к рукам, если ждёт такой баснословной прибыли?

— А что такое народный капитализм?! — завопил торжествующе мистер Мак Вильяме, севший на любимого конька. — Прибыли каждому! Процветание мелкого предпринимателя! Бизнес для всех! Две тысячи процентов! Да, дорогая, мы, наконец будем иметь своё ранчо. Черт с ним! Покупаем участок в Аризоне! Надеюсь, я буду вести хозяйство лучше этого выродка Питера.

Слова о ранчо подействовали. Спустя четверть часа мистер Мак Вильяме нёс в закладную кассу женину брошь. Эта операция должна была доставить сумму, которая, присоединённая к остальным деньгам, и дала бы 900 долларов, необходимых для приобретения акций «Интергалактик плутониум компани».

А в этот же самый час тысячи других мак вильямсов по всем Штатам ломали головы над проблемой 900 долларов, столь необходимых им для покупки плутониевых акций. («Участки на Венере! Плутоний! Две тысячи процентов прибыли! Только до конца недели! Спешите! Спешите! Спешите!..»)

Средний американский обыватель, с детства купающийся в атмосфере погони за долларом, как правило, не очень силен в химии и в физике, тем более если речь идёт о таких причудливых вещах, как радиоактивность. Вот водородная бомба — это предприятие солидное, такое, на котором делают большие деньги. Это ему известно доподлинно. В такое дело можно вкладывать капитал. Даже если для этого потребуется заложить семейную реликвию... Да и свидетельства господ экспертов звучат гак убедительно, так пьяняще, что не поверить им ну никак невозможно!

В самом деле, они говорят, что плутоний на Венере должен быть обязательно. Ведь узнали, что на Земле был этот... как его... нептуний. А нептуний, распадаясь, даёт плутоний. Вот этот-то плутоний и станут добывать на Венере.

Трудно определить степень учёности господ экспертов «Интергалактик плутониум компани». Эта «компани» растворилась в лабиринтах уолл-стритовских банков, прежде чем приехал государственный инспектор, не арестовать — упаси боже! — а лишь подсчитать сумму налогов.

Но не надо было обладать фундаментальными сведениями из физики и химии, чтобы твёрдо быть уверенным: на Венере плутония нет и быть не может. Сейчас искусственно получены, пожалуй, все возможные изотопы плутония, в том числе самый долгоживущий — плутоний с массовым числом 244. Период полураспада его почти 80 миллионов лет. Это означает, что любое, даже громадное количество этого элемента практически исчезнет за миллиард лет.

Имей господа эксперты «Интергалактик плутониум компани» хоть немного совести, они должны были бы честно сообщить незадачливым акционерам, что Венера существует безусловно больше миллиарда лет. Вот почему искать там плутоний бессмысленно. Но когда дело идёт об обдирании ближнего, слово «честно» просто неуместно.

Ну что, Джефф Питере и Энди Такер, не стыдно вам, что вы надували обывателя такими кустарными методами? То-то.

 

 

Автор Юрий Фиалков.

 

Добавьте свой комментарий

Plain text

  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <p> <br>
LiveJournal
Регистрация

Новости в фейсбук

Случайные статьи

Астрономы нашли дом сбежавших галактик

Химики синтезировали управляемый молекулярный тормоз

Кто ты, незнакомец?

ПЕРЕНОС, ОТСРОЧКА, ПОПЫТКА… СТАРТ

 

 

 

 

 

Господин - «Пустой оркестр» или Караоке-сан

 В 1999 году журнал Time представил список из двадцати самых великих уроженцев Азии XX столетия. В списке, наряду с Махатмой Ганди и Далай Ламой, фигурировал и Дайсуке Инуэ. Он не был политиком, писателем или крупным промышленником. Он просто изобрел караоке.

Оксид европия сделал графен магнитным