FestivalNauki.ru
En Ru
cентябрь-ноябрь 2019
176 городов
September – November 2019
312 cities
11-13 октября 2019
МГУ | Экспоцентр | 90+ площадок
14–16 октября 2016
Центральная региональная площадка
28–30 октября 2016
ИРНИТУ, Сибэскпоцентр
14–15 октября 2016
Центральная региональная площадка
23 сентября - 8 октября 2017
«ДонЭкспоцентр», ДГТУ
ноябрь-декабрь 2018
МВДЦ «Сибирь»,
Вузы и научные площадки города
6-8 октября 2017
Самарский университет
27-29 октября
Кампус ДВФУ, ВГУЭС
30 сентября - 1 октября
Ледовый каток «Родные города»
21-22 сентября 2018 года
ВКК "Белэкспоцентр"
9-10 ноября 2018 года
Мурманский областной Дворец Культуры
21-22 сентября 2019 года
22-23 октября 2019 года
29-30 ноября 2019 года
7-8 сентября 2019 года
27-29 сентября 2019 года
4-5 октября 2019 года
10-12 октября 2019 года

Биоматериалы

Биоматериалы – категория многочисленная и разнообразная: к ним относятся и пиломатериалы, и солома, и хлопок, и шерсть, и пчелиный воск, и птичий пух, и шкуры животных; однако с точки зрения как массы, так и общей значимости, и незаменимости основным биоматериалом является дерево. Как я уже отмечал в предыдущей главе, пожнивные остатки, прежде всего солома зерновых, занимают в этом рейтинге второе место, так как остаются важным видом топлива в сельской местности многих стран с низким уровнем дохода. Но так как большая часть таких остатков либо сжигается в поле (особенно это касается рисовых полей в Азии) с целью удобрения и предотвращения эрозии почв, либо используется в качестве корма и подстилки для животных, применение их в строительстве стало весьма редким явлением (Barreveld, 1989; Unger, 1994; Smil, 1999). Третье место по массовой доле занимают волокнистые культуры; в 2010 году их совокупный урожай составил порядка 26 миллионов тонн (FAO, 2013). В основном это хлопок, его урожай вырос с 7 миллионов тонн в 1950 году до 12 миллионов тонн к 1975 году и составил почти 19 миллионов тонн в 2000 году и 23,3 миллиона тонн в 2010 году. Кокосовое волокно занимает в этой подкатегории второе место с большим отставанием (1 миллион тонн в 2010 году). В пещере эпохи палеолита на территории Грузии были найдены волокна дикого льна (Linum usitatissimum), использовавшиеся, как считается, еще за 30 000 лет до н. э. для изготовления веревок (Kvavadze и соавт., 2009). Это растение считается старейшей из культивированных волокнистых культур, и его собранный урожай превысил 600 тысяч тонн в 2010 году; за ним следуют сизаль (волокно из жестких листьев Agave sisalana, примерно 360 тысяч тонн в том же году) и рами (волокно из многолетнего кустарника Boehmeria nivea, почти 120 тысяч тонн собрано за 2010 год). Мировой урожай всех трех наименее важных культур — капока (волокно, окружающее семенные стручки большого тропического дерева Ceiba pentandra), абаки (волокна из листьев банана вида Musa textilis) и пеньки (конопляного волокна растения Cannabis) — приблизился к 100 тысячам тонн в год. Два вида волокон, издревле использовавшихся для изготовления тканей — грубое конопляное волокно, из которого делали парусину, мешковину и холст, а также тонкое льняное волокно, во многих обществах применявшееся в производстве качественной ткани для одежды и накрахмаленных носовых платков — теперь используются гораздо реже, а во многих странах их и вовсе почти не осталось. Сколько мужчин в наше время постоянно носят сложенный платок-паше в кармане пиджака? И много ли осталось в мире кораблей, которые привязывают к столбам пеньковыми канатами, в эпоху, когда каннабис в основном выращивают для изготовления наркотического средства? А вот хлопок бьет все рекорды, являясь самой распространенной натуральной тканью для пошива одежды. Следующая (по массе) категория биоматериалов представлена натуральным каучуком — латексом, получаемым из бразильской гивеи Hevea brasiliensis (Sethuraj and Mathew, 1992). Большая часть выработки натурального каучука этими деревьями, рассаженными по всем тропикам, приходится на Азию: крупнейшими экспортерами являются Таиланд, Малайзия, Вьетнам и Индонезия (IRA, 2013). Ежегодное производство не превышало 2 миллионов тонн до начала 60-х гг. ХХ века; десять лет спустя оно превысило 3 миллиона тонн и достигло почти 7 миллионов тонн к 2000 году и 10 миллионов тонн к 2010 (FAO, 2013). Для сравнения: каждый год производится примерно 15 миллионов тонн синтетического каучука. Далее идут шкуры и кожи животных; их производство растет вместе со спросом на мясо: годовая выработка шкур крупного рогатого скота (коров и буйволов) превышает 6 миллионов тонн, овечьих и ягнячьих — 400 тысяч тонн, и примерно 300 тысяч тонн козлиных шкур ежегодно превращаются в кожаные изделия (FAO, 2011). Производство шерсти — важнейшего волокна животного происхождения — выросло с примерно 960 тысяч тонн в 1950 году до 2,9 миллиона тонн в 1970-м, затем колебалось, достигло пикового значения 3,3 миллиона тонн в 1990-м и упало до уровня чуть ниже 2 миллионов тонн в 2011 году (FAO, 2013). А вот выработка коконов шелкопрядов за последние 50 лет более чем удвоилась и составила около 500 тысяч тонн в 2010 году. Для полноты картины приведу недавнюю статистику по годовой выработке некоторых менее значимых биоматериалов: примерно 60 тысяч тонн пчелиного воска, 20–30 тысяч тонн лака — смолистых выделений насекомых рода Kerria, 70–80% которого вырабатывается в Индии (Singh, 2006), и 30–50 тысяч тонн гуммиарабика — экссудата акации сеяльской и акации сенегальской, производится преимущественно в Судане (World Bank, 2007). Уже достаточно долгое время производство и потребление многих из этих биоматериалов снижается, а некоторые из них и вовсе стали практически ненужными; совокупный спрос на иные продукты растительного и животного происхождения, возможно, также снизится, но некоторые покупатели все равно будут ценить такие материалы за какие-то особые качества или хотя бы за «статусный» характер изделий из них, будь то свечи из пчелиного воска, а не парафина, или сари и сумочки из натурального, а не синтетического шелка. Нет никаких сомнений в том, что спрос на три самых значимых биологических материала — пиломатериалы, бумагу из древесной массы и хлопок для одежды — будет оставаться высоким. Единственной крупной отраслью, где в 50-х гг. и после наблюдались значительные изменения в связи с появлением заменителей, является производство мебели. В высококачественной мебели отмечается тенденция к применению ДСП или фанеры со шпоном — и то, и другое можно производить из многих видов дерева; недорогая мебель все чаще изготавливается с использованием ламинированных материалов (чаще всего ДСП-панелей, плакированных меламином), а небольшая домашняя утварь, некогда преимущественно деревянная, сейчас делается из пластика и металлов. Доска остается излюбленным материалом лишь на нишевых рынках и в производстве изделий для конкретного применения. Аналогичным образом применение цистерн из нержавеющей стали и алюминиевых кег снизило спрос на древесину в таких отраслях, как виноделие, пивоварение, производство иных алкогольных напитков, однако в отдельных случаях дерево в целом до сих пор остается значимым и незаменимым (или, по меньшей мере, предпочтительным) материалом: так, сохраняется спрос на дубовые бочки и емкости под многие пищевые продукты; из дерева продолжают и будут продолжать делать музыкальные инструменты и некоторые виды спортивного инвентаря. До сих пор выращивают и вырубают десятки разновидностей деревьев (преимущественно для получения пиломатериалов и целлюлозы), однако ввиду того, что в современном крупномасштабном производстве предпочтение отдается единообразию и стандартизации исходных материалов, все большую долю на рынке древесины занимает относительно небольшое число видов хвойных («мягкая древесина», прежде всего сосна, ель и пихта) и лиственных («твердая древесина», преимущественно ясень, эвкалипт и тополь) деревьев, при этом все большая доля приходится на недавно посаженные и пересаженные монокультуры. Так, в Европе уже растет третье или даже четвертое поколение монокультурных пихт и елей. В некоторых из таких «контролируемых» лесопосадок отмечается значительный прирост продуктивности (Kauppi и соавт., 2010). В лесохозяйственной статистике промышленный круглый лес рассматривается как составная категория, в которую входят пиловочник, фанкряж, а также древесина, предназначенная для производства бумаги. Если в западных странах статистика по лесозаготовительным работам отличается высокой достоверностью, то во многих странах Южной Америки, Африки и Азии, где незаконная вырубка является повсеместной, говорить о точности статистических данных не приходится. По данным ПСО объем заготовленного круглого леса составил 1,7 миллиарда м3 в 1950 году, 2,88 миллиарда м3 в 1975, 3,43 миллиарда м3 в 2000-м и практически столько же — 3,40 миллиарда м3 — в 2010-м (FAO, 2013). В объеме за 2010 год 55% составляет топливная древесина, 45% — промышленный круглый лес, объем заготовки которого достиг немногим более 1,5 миллиарда м3 . Учитывая, что на выходе из одного килограмма сырого круглого леса получается 0,42 кг сухого веса, всего в 2010 году было заготовлено около 650 миллионов тонн материала. Фактическая ежегодная вырубка древесной фитомассы значительно превышает эти цифры; «официальная» статистика занижена потому, что не учитывает не только нелегальную вырубку, но и фитомассу, которая не идет на производство коммерческой продукции. Даже при скромной оценке нелегальной вырубки общая масса заготавливаемого промышленного круглого леса увеличивается на 15% до 750 миллионов тонн (за 2010 г.). Куда более значительную корректировку следует внести для учета срубленной фитомассы, не идущей в промышленное производство: маленьких деревьев (с диаметром на высоте груди менее 12 см) и нетоварной древесины (деревья непригодной формы, пни, кора, ветки, а также узкие верхушки). Бердси (Birdsey, 1996) и Пеннер и соавт. (Penner и соавт., 1997) опубликовали формулы для расчета общего объема срубленной надземной фитомассы на основе стволового объема товарной древесины. Для США рассчитанный ими коэффициент  составил примерно 2,1, при этом видоспецифичные значения варьируются от 1,7 (юго-восточная ладанная сосна) до более 2,5 (ель и пихта); в Канаде среднее значение составило 2,56 (Wood and Layzell, 2003). Поэтому даже при самых сдержанных оценках стоит удвоить общую массу заготовленного дерева до 1,5 миллиарда тонн, а также добавить как минимум 20%, чтобы учесть фитомассу корней, остающихся после заготовительных работ. В итоге получается 2 миллиарда тонн, из которых половину можно отнести к скрытым материальным потокам. Не слишком ли чрезмерны такие цифры? Смогут ли люди продолжать вырубку лесов такими темпами, не опасаясь обезлесения? Глобальный ответ на этот вопрос дать непросто ввиду сомнительности общемировой лесохозяйственной статистики, но можно провести соответствующую оценку для отдельно взятых богатых стран, где имеются хорошие базы данных по лесам. Так, в соответствии с данными Реестра лесных территорий США, в 2000 году объем древостоя составлял 23,65 миллиарда м3 , ежегодный прирост — 670 миллионов м3 (USDA, 2001). Вырубается при этом 490 миллионов м3 (USDA, 2003). Следовательно, ежегодно вырубается всего 2% имеющихся запасов и менее 75% прироста товарной древесины. Если учитывать общий объем фитомассы во всех лесах, включая заповедные (Joyce и соавт., 1995), доля вырубаемого леса окажется еще ниже — 1 и 6% соответственно. Также очевидно, что современный менеджмент позволяет эксплуатировать леса, не разрушая их. Возвращаясь к общемировой заготовке круглого леса: из тех 1,5 миллиарда м3 дерева, вырубленного в 2010 году, 390 миллионов м3 стали в итоге пиломатериалами, 185 миллионов тонн пошли на древесную массу для бумаги. Я расскажу о каждом из этих потоков. Сначала опишу основные методы обработки, используемые для получения товарной древесины (пиломатериалов), а также иного стройматериала из дерева, прежде всего ДСП и фанеры. Затем я расскажу о разнообразных бумажных продуктах и текущих тенденциях их использования. Как будет показано в следующей главе, появление и использование бетона, металлов и пластмасс значительно снизили древоемкость современного общества (то есть массу дерева на единицу ВВП); и тем не менее дерево остается важным строительным материалом, а ежегодный объем его заготовки превышает производство всех металлов и пластмасс вместе взятых. Спрос на древесину увеличился после Второй мировой войны из-за всплеска деревянного строительства, использования дерева для опалубки бетонных сооружений, необходимости упаковывать грузы, предназначенные для доставки на большие расстояния или для межконтинентальной торговли, а также из-за распространения печатных информационных изданий на бумаге. Аналогичным образом постепенный переход на ископаемые виды топлива и гидроэлектроэнергию в развивающихся странах Южной Америки, Африки и Азии снизил подушный спрос на древесину и древесный уголь, однако быстрый рост населения этих континентов фактически увеличил совокупный спрос на топливную древесину (см. пред. главу). В производстве строительных материалов используются сотни видов деревьев. От свойств таких материалов (плотности, влагостойкости, долговечности, однородности и т. д.), а также от их стоимости зависит область применения, будь то конструкционная или облицовочная древесина, дерево для внутренних панелей и  пола, кровельная древесина, оконные рамы, двери, шпон, фанера или детали машин. Химические и механические свойства дерева, взаимодействие с влагой, сушка, долговечность, огнеупорность, а также методы увеличения прочности и срока службы материала тщательно изучались на протяжении не одного поколения. Пожалуй, лучшим однотомным справочником является юбилейное столетнее издание Wood Handbook (Forest Products Laboratory, 2010). Получение пиломатериалов из бревен не может быть безотходным, хотя благодаря современным технологиям компьютерной автоматизации резка стала гораздо более точной, что позволило минимизировать отходы. В недавнем исследовании фрезеровальных операций на европейских лесопилках были получены следующие репрезентативные средние значения с разбивкой по хвойным и лиственным породам (UNECE, 2010). В общем и целом 54% объема бревен становятся пиломатериалами (колеблется от 45 до 62%), 29% — щепой и обаполом, 11% — опилками и еще 1% — стружкой; потери при усадке составляют в среднем 4%. Все это не пропадает зря, а идет на изготовление ДСП и древесной массы, мульчирование, получение целлюлозы или выработку пара и электричества. Если посчитать, что объем пиломатериалов составляет 0,55 объема бревен, то на производство 390 миллионов м3 пиломатериалов в 2010 году ушло примерно 710 миллионов м3 круглого леса. Долговечность древесины является основным фактором, учитываемым при использовании этого материала; без дополнительной обработки материала она зависит от условий эксплуатации и может составлять почти тысячу лет (вяз, дуб, бук, сосна, ель — древесина этих видов может храниться и служить 800 лет, а порой и дольше при должной сухости); а вот дерево, постоянно контактирующее с землей, не выдерживает и пяти лет (Berge, 2009). Обработанная древесина может прослужить значительно дольше. Креозот, получаемый из каменноугольной смолы, остается основным средством для обработки железнодорожных шпал и столбов ЛЭП, а вот в обработке строительных пиломатериалов на смену хромсодержащим растворам арсената меди пришли другие медные соединения и новые неметаллические составы (Richardson, 1978). Биоповреждения — ущерб, причиняемый древесине грибками и насекомыми — являются повсеместной проблемой, однако наиболее быстро дерево разрушается под воздействием этих двух факторов в тропиках. В основном разрушение деревянных строений в теплых климатических зонах происходит по вине термитов, и лучшим — и наиболее безопасным — средством защиты от них являются бораты. Если же говорить о жилищном строительстве в развитых странах XX века, то видно четкое различие между небольшим числом стран, где дерево осталось основным строительным материалом (США, Канада и Япония), и большинством государств, где к традиционным кирпичным строениям добавляется все больше зданий из бетона и конструкционной стали (прежде всего ЕС и Китай). Благодаря дешевым пиломатериалам, которых в Северной Америке много, коттеджи на одну семью нередко строятся полностью из дерева, которое к тому же идет на сваи, фанеру для наружной отделки стен, деревянные фермы под крышу, деревянные балки, черновой пол (фанеры), а также на сам пол, лестницы, двери, дверные коробки и оконные рамы. На строительство нового североамериканского дома площадью 200 м2 уходит примерно 14 тонн древесины (обычно желтой сосны) и еще 14 тонн панельных изделий (как правило, речь идет о фанере), то есть всего 28 тонн. Фанеру и композиционную древесину стали использовать чаще и больше, что снизило относительный уровень спроса на стандартные мерные пиломатериалы, но в совокупных цифрах эту тенденцию уравновешивает постепенно увеличивающаяся площадь среднего американского коттеджа, которая удвоилась со 110 м2 в начале 50-х гг. до 220 м2 к 2005 году. Композиционные древесные материалы — МДФ, ДСП, фанеру (многослойный шпон, коммерческое применение которого началось в 50-х гг. XIX века), ламинированный шпон, клееную древесину, готовые фермы, пиломатериалы с пальцевым сочленением — стали много где использовать вместо традиционных пиломатериалов. Клееная древесина представляет особый интерес (Glulam, 2013). Она изготавливается из тонких и гибких дощечек — ламелей, легко обрабатывается и может не только служить материалом для столбов, ферм и стропил, но также, будучи специальным образом формованной, использоваться в арочных и сводчатых конструкциях с большим пролетом и изогнутыми порталами. Клееная древесина отличается легкостью (ее плотность составляет всего 0,55–0,7 г/см3 ; для сравнения, плотность стали равняется 7,8 г см3 ), поэтому, даже несмотря на то, что в конструкциях из клееной древесины в качестве крепежей используются стальные болты, дюбели и пластины, общий вес таких конструкций гораздо ниже, чем у аналогичных им стальных. При этом материал достаточно прочен (прочность на единицу массы в два раза выше, чем у пиломатериалов — по этому показателю клееная древесина сравнима с конструкционной сталью) и может использоваться в крупных несущих конструкциях, включая большие мосты. Клееная древесина достаточно устойчива к агрессивному воздействию химикатов, плохо горит, обладает хорошими изоляционными свойствами, может использоваться как для внешней, так и для внутренней изоляции, при этом с защитой от холода проблем не возникнет. В промышленном строительстве также расходуется много древесины, в основном из-за необходимости в опалубке для бетонных сооружений. Производители фанеры изготавливают рамочные панели с влагостойким клеем заданной прочности и жесткости. Расход древесины зависит от толщины и формы заливаемого бетона; чтобы сформировать стандартную 20-сантиметровую стенку фундамента американского дома потребуется 10 м2 фанеры (весит примерно 20 кг/м2 ) на каждый кубометр залитого бетона. Однако опалубку можно использовать повторно, особенно если она стандартных размеров; грамотно изготовленная опалубка с гладкими и стойкими к истиранию поверхностями может быть использована до 200 раз (APA, 2013). И хотя в западных странах уже давно стало нормой использование стандартизированных труб в качестве вертикальной составляющей строительных лесов, горизонтальная часть лесов все еще состоит из деревянных досок, а бамбуковые леса (зачастую на зданиях выше 30 этажей и при стандартной длине 6 метров) с деревянной доской остаются повсеместным явлением в Восточной Азии. Древесина в лучшем случае сохраняет свои позиции, а кое-где даже теряет их, а вот бумага, напротив, является одним из самых значимых материалов современного мира. К концу 30-х гг. ХХ века сульфатный процесс Даля, позволявший получать более прочную (крафт-) бумагу, стал основным химическим методом масштабного бумажного производства. Основными преимуществами метода были обработка древесной массы недорогим сульфатом натрия, а также сравнительно низкие затраты13 энергии; основным недостатком — выбросы вредного сероводорода. К 2000 году по данной технологии вырабатывалось примерно две трети всей целлюлозы в мире; практически вся оставшаяся доля приходилась на полухимические и механические процессы, а сульфитным методом производилось всего 2%. Расход сырья зависит от метода обработки, а также от разновидности бумаги (Bajpai, 2010). На получение 1 тонны целлюлозной массы механическим способом уходит 2,5 м3 круглого леса, при полухимическом процессе тратится уже почти 2,7 м3 , а kraft-процесс и вовсе расходует практически 4,5 м3 ; общемировое среднее значение составляет приблизительно 3,8 м3 /т (UNECE, 2010). В 2010 году было произведено примерно 185 миллионов тонн целлюлозной массы, на что было потрачено чуть больше 700 миллионов м3 круглого леса — немногим меньше, чем ушло на пиломатериалы. Аналогичные коэффициенты (в кубометрах круглого леса на тонну продукта) составляют: 2,9 для газетной бумаги, 3,25 для упаковочной, 4,35 для бумаги для гигиенических и бытовых целей; в среднем для всех бумажно-картонных продуктов получаем значение 3,6 м3 /т. Всемирный рост бумагоделательного производства во второй половине XX века был обусловлен сочетанием нескольких тенденций: • публикация все большего количества книг, газет и журналов; • популяризация как профессиональной, так и любительской фотографии (распространению последней способствовали недорогие карманные фотокамеры), которая привела к скачку спроса на фотобумагу; • до всеобщей компьютеризации различным бюро требовалось гораздо больше бумаги для машинописных работ; • спрос также возник в результате появления копировальных аппаратов, сначала представленных фирмой Xerox в США в 1959 году, но вскоре ставших обязательным атрибутом любого офиса; • распространение офисных принтеров (сначала это были построчные принтеры, работавшие на перфорированной бумаге и обслуживавшие большие компьютеры, в конце 70-х появились небольшие аппараты, подключаемые к настольным компьютерам и использовавшие офисную бумагу стандартного формата); • появление в 80-х компактных принтеров для подключения к ПК; а также • возросший спрос на упаковочную бумагу как в промышленности, так и в розничной торговле. По иронии судьбы скачок производства и расхода бумаги совпал с распространением «безбумажного офиса» новой, электронной эры. В США спрос на бумагу также вырос из-за бума жилищного строительства после 1950 года. К середине 50-х гг. гипсокартон заменил традиционный гипс в половине всех вновь построенных домов; десятилетие спустя этот материал практически полностью захватил рынок внутренних перегородок и потолков в жилищном строительстве (Dushack, 2013). Американский гипсокартон — это тонкий (стандартная толщина внутренних перегородок составляет полдюйма, или 1,27 см) слой гипса между двумя тяжелыми картонными панелями; этот минерал когда-то приходилось добывать в природе, а сейчас почти половину всего гипса получают как побочный продукт десульфуризации отходящих газов на угольных электростанциях (Gypsum Association, 2013). На производство квадратного метра гипсокартона уходит примерно 400 г бумаги (с обеих сторон); в США в 2010 году было произведено почти 1,6 миллиарда м2 гипсокартона, на что, очевидно, ушло примерно 640 тысяч тонн бумаги, причем почти вся эта бумага была переработанной (Gypsum Association, 2011). На смену прокладочной бумаге пришел тайвек, а вот рубероид все еще необходим для водоизоляции крыш, а также в качестве подложки под асфальт или деревянные гонты. К началу нового столетия во многих богатых странах оказалось так много бумаги, что спрос местных производителей на древесную массу стал снижаться за счет наращивания перерабатывающих производств. В США выработка древесной массы достигла пиковых значений в середине 90-х, превысив 60 миллионов тонн в год, а затем постоянно снижалась. Эта тенденция также отмечается в производстве бумаги и картона, падение которого превысило 10% с 2000 года и ускорилось после 2007 года в связи с кризисом. Данные изменения сопровождались массовыми сокращениями штата целлюлозно-бумажных комбинатов (в 1999 году на таких предприятиях работало 200 тысяч человек, а десять лет спустя — менее 120 тысяч) и значительно возросшей производительностью каждого отдельного работника (с 450 тонн на человеко-год в 2000 году до почти 700 тонн в 2010-м). Аналогичным образом, если посмотреть на разбитые по категориям значения спроса на бумагу в Японии, то станет видно, что расход бумаги как информационного носителя достиг максимума в конце 90-х, после чего (к настоящему времени) снизился почти на 25%, спрос на копировальную бумагу стал снижаться после 2008 года, на гигиеническую не меняется с 2005 года (Japan Paper Association, 2013). Если говорить о факторах, способствовавших спаду потребления бумаги, наиболее резкое падение было связано с практически прекратившим свое существование рынком фотобумаги, а также с переходом СМИ с печатных на электронные носители информации и изображений. Сначала на отрасли сказалось появление и распространение цветных диапозитивов, но практически невостребованной бумага стала тогда, когда на смену печатной фотографии пришла электронная съемка, сначала реализуемая с помощью цифровых фотокамер с дальнейшим просмотром изображений на экране, затем — с помощью такого массового потребительского устройства, как телефон с камерой. В наше время на облачных серверах хранятся миллиарды снимков, сделанных при помощи смартфона. Еще важнее закрытия и сокращения, наблюдающиеся в издательском секторе. Многие газеты (несколько сотен в США с 2008 года) и журналы прекратили выпускаться, среди них такие известные периодические издания, как Gourmet (1941–2009) и Home (1951–2008); другие перестали выходить в печатном виде и теперь издаются только в электронном: самым известным примером является, пожалуй, Newsweek — второй в списке старейших еженедельников Америки, печатавшийся с 1933 по 2012 год. При всем при этом общемировое потребление бумаги продолжает расти, что обусловлено значительным увеличением спроса в густонаселенных странах Азии, прежде всего в Китае. Мировое производство бумаги и картона увеличилось со 127 миллионов тонн в 1975 году почти до 325 миллионов тонн в 2000-м, а в 2011 году превысило 400 миллионов тонн (FAO, 2013). Китай в 2011 году произвел 103,1 миллиона тонн бумаги, что почти в три раза выше уровня 2000 года и составляет более 25% общемировых поставок (в 2000 году доля Китая равнялась 11%, в 1975 — только 3%). Если учесть ограниченные лесные ресурсы Китая, то неудивительно, что именно эта страна является крупнейшим импортером макулатуры в мире: в 2010 году Китай купил 25 миллионов тонн макулатуры, в 2011 — 28 миллионов тонн. При этом основным поставщиком стали США (совокупный экспорт рекуперированной бумаги из США составил 10 миллионов тонн в 2000 году и 21 миллион тонн в 2011, то есть более чем удвоился). Согласно данным ПСО (FAO, 2013), 64% от всей совокупной бумажной массы, произведенной в 2010 году, составили упаковочная бумага и картон, 11% — мелованная бумага для письма и печати, 8% — газетная бумага, около 7% — бумага для бытовых и гигиенических нужд. В докладе Международного Бюро по переработке отходов (Bureau of International Recycling) дано другое распределение использования бумаги в 2010 году. Согласно этому документу, 52% составили упаковочная бумага и картон, 36% — бумага для графических и печатных работ, 5% — калька, остальное — специализированные и прочие виды бумаги (Magnaghi, 2011). В течение последних двух поколений значительно сократилась разница между подушным расходом бумаги в разных странах (по расчетам на основе производственно-реализационной статистики ПСО), при этом общемировое среднее значение выросло с 25 кг/год на человека в 1960 году до почти 60 кг в 2010-м (FAO, 2013). За тот же период годовое подушное потребление в США выросло с 195 до 240 кг, а в Китае — с примерно 3 до 70 кг. Таким образом, до сих пор наблюдаются существенные количественные различия, что особенно касается бумаги для бытовых и гигиенических нужд, подушный расход которой составляет почти 20 кг в США, 11 кг во Франции, менее 5 кг в Китае и менее 50 г (да-да, 50 г) в Индии.

 

Источник: Создание современного мира. Материалы и дематериализация. Глава 3.

Добавьте свой комментарий

Plain text

  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <p> <br>
LiveJournal
Регистрация

Другие статьи в этой рубрике

Первый снимок черной дыры

Астрономы впервые получили прямое визуальное изображение сверхмассивной черной дыры в центре галактики М 87 и ее тени.

 

 

 

Как бактерии проводят электричество

Электропроводящие выросты на поверхности бактериальных клеток устроены подобно обычным электрическим проводам – с проводящей внутренней частью и изолирующей обмоткой.

 

 

 

 

Вездесущий натрий

Крупинки натрий-хлора в солонке, бензоат в газировке и лаурилсульфат в шампуне — натрий окружает нас если не повсюду, то, по крайней мере, на кухне и в ванной.

 

 

Новости в фейсбук

Случайные статьи

Герпетологи обнаружили в пещерах Таиланда лягушку из ранее неизвестного рода

На Эльбрусе добыты образцы древнего льда в рамках международного проекта Ice Memory

Итоги конкурсов Президентской программы

Подведены итоги конкурсов Президентской программы на поддержку ведущих лабораторий и инфраструктурных проектов.

...И быстрых разумом бозонов в коллайдере большом рождать

Всего без одной частицы большинство попыток создать гармоничную модель Вселенной и вещества в ней идут прахом. И вот в ЦЕРНе сообщили, что нечто сходное с этой фундаментальной частицей найдено в экспериментах на Большом адронном коллайдере.

Биологи МГУ обнаружили в Тверской области новый вид гриба

Ученые МГУ имени М.В.Ломоносова в составе международного научного коллектива во время экспедиции в Тверскую область нашли и описали новый вид гриба, Entoloma krutiсianu