FestivalNauki.ru
En Ru
cентябрь-ноябрь 2019
176 городов
September – November 2019
312 cities
11-13 октября 2019
МГУ | Экспоцентр | 90+ площадок
14–16 октября 2016
Центральная региональная площадка
28–30 октября 2016
ИРНИТУ, Сибэскпоцентр
14–15 октября 2016
Центральная региональная площадка
23 сентября - 8 октября 2017
«ДонЭкспоцентр», ДГТУ
ноябрь-декабрь 2018
МВДЦ «Сибирь»,
Вузы и научные площадки города
6-8 октября 2017
Самарский университет
27-29 октября
Кампус ДВФУ, ВГУЭС
30 сентября - 1 октября
Ледовый каток «Родные города»
21-22 сентября 2018 года
ВКК "Белэкспоцентр"
9-10 ноября 2018 года
Мурманский областной Дворец Культуры
21-22 сентября 2019 года
22-23 октября 2019 года
29-30 ноября 2019 года
7-8 сентября 2019 года
27-29 сентября 2019 года
4-5 октября 2019 года
10-12 октября 2019 года

Возвращение на землю

9 марта первому космонавту планеты Земля Юрию Алексеевичу Гагарину исполнилось бы 85  лет. С каждым годом становится все труднее найти свидетелей и участников его исторического полета.

 

 

 

 

 

Все реже мировая и, к сожалению, российская пресса пишет о первопроходце Вселенной. Но есть в нашей стране место, где о нем помнят не только в юбилейные дни, а ежедневно и ежечасно. Это город, носящий его имя,  – Гагарин (бывший Гжатск). Родился будущий первый космонавт неподалеку от Гжатска – в селе Клушино. Там же он пережил фашистскую оккупацию. После войны семья Гагариных переехала в Гжатск, где Юра закончил семилетку и в 1949 г. покинул родные места. Но там остались его родители, сестра, братья. Даже приобретя всемирную известность, космонавт регулярно приезжал сюда. 27 марта 1968 г. он погиб в авиакатастрофе. На родине космонавта создан большой музейный комплекс «Объединенный мемориальный музей Ю. А. Гагарина», включающий в себя «Дом-музей школьных лет», «Дом-музей родителей Ю. А. Гагарина», «Дом космонавтов», «Дом семьи Гагариных в селе Клушино», «Музей Первого полета», «Историко-художественный». Сотрудники музея Михаил БУТРИМЕНКО и Елена САМАРОВА рассказывают о приземлении первого космонавта на Саратовской земле 12 апреля 1961 г. Редакция РК  

12 апреля 1961 г. диктора радио Юрия Левитана разбудил ранний телефонный звонок: «Срочно в студию! Машина за вами уже вышла!» Уже через несколько минут его доставляют в студию. Там ему вручают текст сообщения ТАСС о полете человека в космос. Он бежит по длинному коридору, стараясь осмыслить написанное. Закрыв дверь студии, смотрит на часы  – 10  часов 02  минуты. Включает микрофон: «Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза!» Позднее Юрий Борисович вспоминал, что в его работе диктора было два главных события – 9 мая 1945 г. и 12 апреля 1961 г.: «Читая текст, я старался быть спокойным, но слезы радости застилали глаза. Так было и 9 мая». В это время космический корабль «Восток» находился в самом далеком от Москвы районе земного шара: он огибал южноамериканский континент по проливу Дрейка. Но уже через сорок минут (скорость, с которой летел «Восток», около 8 км/с) наступила завершающая стадия полета. В  10  часов 45  минут по московскому времени на высоте 4 км произошло отделение катапультного кресла от спускаемого аппарата. Опытному парашютисту Юрию Гагарину предстояло приземление в герметически закрытом скафандре. Он уже 43  раза прыгал с парашютом, в том числе и в скафандре. Казалось, все опасности орбитального полета преодолены. Примерно десятиминутный спуск не предвещал никаких неожиданностей. Гагарин с удивлением увидел знакомые места вблизи города Энгельса. Всего в сорока километрах отсюда  – на другом берегу Волги  – он учился в Саратовском индустриальном техникуме. А  всего год тому назад совсем недалеко от этих мест на аэродромег. Энгельса первый отряд космонавтов проходил парашютную подготовку. В книге «Дорога в космос» Ю. А. Гагарин напишет: «…мое возвращение из космоса произошло в тех самых местах, где я впервые в жизни летал на самолете. Сколько времени прошло с той поры? Всего только шесть лет. Но как изменились мерила! В  этот день я летел в двести раз быстрее, в двести раз выше… Случилось, как в хорошем романе». Из-за нештатных ситуаций на орбите трудно было предвидеть приземление космического корабля в столь хорошо знакомом ему районе. Через несколько минут он приземлится на берегу Волги.

 

 

Сюда должна будет прибыть поисковая группа. Он знал, что практически одновременно со стартом «Востока» два самолета Ил-14 с прошедшими специальную подготовку медиками готовились к вылету с аэродрома Кряж (пригород Куйбышева). Это основная поисковая группа. Три других располагались по трассе полета космического корабля: в Свердловске, Западной Сибири и на острове Сахалин. Гагарин уверен: информация о его приземлении будет незамедлительно передана кому следует. Огромный парашют спускаемого аппарата уже наверняка заметили. Расстояние до него вряд ли будет превышать 4–5 км, и определить место посадки космонавта не составит затруднений... Впрочем, судя по направлению ветра, может произойти не приземление, а приводнение. Его сносит прямо в Волгу... Вода в реке, лишь несколько дней назад освободившейся ото льда, очевидно, холодная, и опускаться на нее совсем не хочется. Но главная опасность была в другом. Весеннее половодье представляло немалую угрозу. Самостоятельно справиться с течением реки в скафандре не так-то просто. Чтобы перелететь Волгу, Юрий решает срезать неприкосновенный аварийный запас весом около 40 кг. Он мог бы ему пригодиться в случае приземления где-нибудь в Африке, над которой «Восток» пролетал всего лишь немногим более получаса тому назад, но сейчас он только мешает. Неожиданно космонавт начинает ощущать недостаток кислорода. Уже пора было произойти автоматическому открытию установленного на гермошлеме клапана. Через него должен поступать в скафандр атмосферный воздух. Гагарин пытается открыть клапан рукой. Как выяснилось позднее, еще на Земле клапан скафандра оказался заблокирован ремнем привязной системы. Вот как на следующий день Ю. А. Гагарин докладывал Государственной комиссии об этих минутах полета: «Трудно было с открытием клапана дыхания в воздухе. Получилось так, что шарик клапана, когда одевали, попал под демаскирующую оболочку. Подвесной системой было все так притянуто, что я минут шесть никак не мог его достать. Потом расстегнул демаскирующую оболочку и с помощью зеркала вытащил тросик и открыл клапан нормально». Следует обратить внимание: он сохранял самообладание до самых последних минут спуска на парашюте. Ему грозила и другая опасность: самопроизвольно открылся запасной парашют. Следствием этого могло стать спутывание строп. Запасной парашют должен использоваться только в том случае, если откажет основной. Опускаться на двух чрезвычайно опасно. К счастью, все обошлось. Спуск происходил с вполне допустимой скоростью, немногим более 5 м/с. Какое-то время космонавта несло спиной вперед, и только у самой земли парашют развернуло. Приземление произошло вблизи деревни Смеловка примерно в 28 км от г. Энгельса. Гагарин увидел женщину и девочку, которые в испуге убегали от него. – Стойте, я свой! Приблизившись, он сказал: – Не бойтесь! Я космонавт. Только что с корабля. Женщина его не поняла: – С какого парохода? Тут пароходы не ходят. Пришлось объяснять, что за корабль он имеет в виду. Гагарин спросил, нет ли поблизости какого-нибудь транспорта. Вдруг он заметил бегущих к ним людей. Это были механизаторы с полевого стана. Они помнили громкое дело с американским летчиком-шпионом Пауэрсом (1  мая 1960 г. его самолет был сбит нашей ракетой). Может, это очередной шпион? В руках у некоторых были монтировки, гаечные ключи… Однако увидев мирно беседующую с парашютистом женщину, они успокоились. – Я  – космонавт Гагарин. Может, слышали?  – спросил он бодрым голосом. – Слышать-то слышали,  – подозрительно глядя на незнакомца, ответил один из подошедших.  – Только вот какое дело: сейчас по радио сообщили, что он еще над Африкой летит. А ты кто такой? – Техника-то какая? Космическая!  – улыбнулся Юрий.  – Я уже здесь! Помогите мне выбраться из скафандра. Жарко. Первым среди тех, кто получил задание следить за небом, увидел опускающийся парашют Гагарина ефрейтор А. Сопельцев. Он сразу доложил об этом командиру местного подразделения войсковой части майору Ахмеду Николаевичу Гассиеву. Взяв с собой на всякий случай вооруженного солдата, тот быстро сел в машину и помчался к месту посадки парашютиста. Разглядев среди группы людей человека в голубом комбинезоне, Гассиев догадался, что перед ним первый космонавт. – Юрий Алексеевич! Здравствуйте, товарищ майор! – с такими словами он обратился к космонавту.– Я старший лейтенант,  – смущенно поправил Гагарин. – Майор! Уже майор! Сейчас по радио объявили, – услышал он радостный ответ. Ахмед Гассиев позднее шутил: «Это было самое быстрое повышение по службе». Действительно, это был единственный случай перевода старшего лейтенанта в майоры (минуя звание капитана). Гагарин «сожалел»: «Всегда мечтал быть капитаном, но так им и не стал». Гассиев предложил Юрию поехать с ним. Немного поколебавшись (он ожидал прибытия поисковиков), он все же решил принять его предложение. Надо было как можно быстрее сообщить в Москву об успешном завершении полета на саратовской земле. Прибыв в воинскую часть, Гагарин сразу позвонил по телефону. Здесь, все еще надеясь на прибытие врачей поисковой группы, он пробыл примерно 40 минут. За это время, стремясь увидеть прилетевшего из космоса человека и нарушая пропускную систему, сюда успели попасть наиболее удачливые жены и дети военнослужащих. Получив распоряжение вернуться к спускаемому аппарату, Гагарин в сопровождении военных отправился туда на тягаче. Он собирался осмотреть кабину и кое-что взять из нее. Увидев летящий навстречу вертолет, он стал махать рукой, давая летчику понять, чтобы тот приземлился. Отказавшись от намерения побывать на месте приземления спускаемого аппарата (шар диаметром 2.3 м), Гагарин вылетел на этом вертолете в г. Энгельс. Тем временем к «шарику» стали подбегать местные жители.

Они вынимали из кабины похожие на зубную пасту тюбики с надписями: «Пюре мясное», «Малиновый сок». Самые активные стали обдирать обшивку. «Позже работники Комитета госбезопасности ходили по деревням и отбирали у населения, что осталось у них от космической кабины. Нашли рацию и надувную резиновую лодку Гагарина… [Председатель райисполкома]… стал уговаривать любопытных не обдирать фольгу с кабины и не рвать парашют. Но люди не слушали его, хотели взять что-нибудь на память», – писал в книге «Феномен Гагарина» историк и краевед В. И. Россошанский. На Энгельсском аэродроме космонавта уже ожидала огромная масса людей. Он сразу попал в объятия встречающих. На «Победе» Гагарина увезли в тот самый военный городок, где он проходил парашютную подготовку. Только тогда он получил возможность немного отдохнуть. Буфетчица офицерской столовой принесла ему сок и яблоко. Юрий Алексеевич узнал ее: год назад он здесь готовился к полету с другими кандидатами в космонавты. О благополучном приземлении ТАСС сообщило в 12 часов 33 минуты московского времени. К этому времени Гагарин уже должен был пройти медицинское обследование. Сделать это надо было как можно быстрее. Однако до сих пор у медиков такой возможности не было. Когда специально прибывший сюда опытный врач Виталий Георгиевич Волович наконец собрался начать детальное обследование, Гагарина вызвал к телефону председатель Президиума Верховного Совета Леонид Ильич Брежнев. Нои после этого Волович не мог приступить к выполнению своих обязанностей. Заместитель главнокомандующего ВВС Филипп Александрович Агальцов «схватил Юру в охапку» и увез его на генеральской «Волге» в пункт, где был телефон прямой связи с Н. С. Хрущевым, который находился на отдыхе. После этого Гагарина доставили к специальному самолету, который вылетал в Куйбышев. Волович оказался одним из немногих, кому разрешили сопровождать космонавта. Только здесь, в самолете, когда прошло уже более четырех часов после приземления, врач получил возможность обследовать Гагарина. Давление, пульс и температура у космонавта оказались в норме, но его тошнило. Позднее стало известно, что это признак послеполетного синдрома. Ил-14 с космонавтом в 15  часов 25  минут вылетел из Энгельса. Режиссеру-оператору М. М. Рафикову, сопровождавшему его в Куйбышев, была передана просьба С.П.Королёва «снимать Юрия Гагарина очень крупным планом, длинными кусками». Главного конструктора волновало, не будет ли какого психического нарушения у космонавта. В тот момент только кино являлось подлинным документом, и Рафиков старался снять его глаза, его состояние, а лицо в кадре говорит само за себя. Космонавта ожидали на аэродроме Кряж. Однако совершить посадку мешала собравшаяся огромная толпа. Экипажу был дан приказ приземлиться на аэродроме завода № 1. Интересно, что именно на этом заводе изготавливалась ракета «Восток», которая в 9  часов 07  минут московского времени стартовала с космодрома. Но и здесь, на заводском аэродроме, первого космонавта встречало много людей. Юрий Алексеевич, понимая, какой жаркий прием ему предстоит, попросил Воловича взять у него бортжурнал и пистолет Макарова (ПМ), с которым он летал в космос.

Когда вечером Волович оказался около входа в обкомовскую дачу в Куйбышеве, куда уже прибыли члены Государственной комиссии, навстречу ему вышел человек невысокого роста. – Вы кого ищите? – услышал он резкий голос. – Я врач. Встречал космонавта Гагарина на месте приземления. – Вы его осматривали в поле? По властной манере, с какой тот задавал вопросы, Волович понял, что это, вероятно, один из членов Госкомиссии. – К сожалению, в поле не удалось. Десантирование запретили. Поэтому медицинский осмотр я провел на борту самолета по дороге в Куйбышев. – Ну и как? Как же он себя чувствовал? – Вполне удовлетворительно… Правда, он несколько раз жаловался, что немного кружится голова… – А это что у вас в руках? – Это планшет Гагарина с бортжурналом и личное оружие. Кому прикажете передать? – Вон идет Быковский – отдайте ему. Передавая оружие будущему пилоту корабля «Восток-5», Волович спросил: – Послушай, Валерий, с кем это я беседовал сейчас?– Ну, доктор, ты даешь! Это же главный конструктор Сергей Павлович Королёв. Королёв прибыл на обкомовскую дачу одним из последних. С космодрома он сначала полетел на место приземления спускаемого аппарата и только затем в Куйбышев. Охрана не хотела пускать незнакомого человека к Гагарину. Но недоразумение быстро разъяснилось. Наконец уже поздним вечером Королёву удалось переговорить с первым космонавтом… По воспоминаниям Анны Тимофеевны, матери Юрия Алексеевича, узнав о полете, она тут же из Гжатска поехала на поезде, с пересадкой в Москве, на квартиру сына, чтобы поддержать невестку. На площади у Белорусского вокзала ей сразу бросился в глаза плакат: «Ура Гагарину!» Спускаясь в метро (надо было доехать по кольцевой линии до «Комсомольской»), Анна Тимофеевна, поняв, что полет благополучно завершен, не могла сдержать слез радости. Какая-то женщина спросила у нее: – Что с вами? У вас горе? – У меня радость! Женщина засмеялась: – У меня тоже. Знаете, человек поднялся в космос! Знаете? Его зовут Юрий Гагарин. Запомните! – Запомню, милая, запомню… 

Источник: журнал "Русский космос" 

Добавьте свой комментарий

Plain text

  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <p> <br>
LiveJournal
Регистрация

Новости в фейсбук

Случайные статьи

Полимер-терминатор

Кусочек пластика, разделенный на две части, способен восстанавливаться без какого-либо постороннего вмешательства... Речь идет о совершенно новом типе полимеров. Ранее ничего подобного никто не создавал, хотя попытки предпринимались.

Исчезнувшая патология

Металлическое стекло - материал XXI века

Крепче стали, податливее пластмассы, неплохо проводящие электричество и коррозийностойкие благодаря своей аморфной структуре, металлические стёкла были бы идеальным материалом, если бы не одно большое НО.

Город будущего

Охотники за геномами

Этот проект можно поставить в один ряд с Большим адронным коллайдером или даже с полетом в космос. Биологи со всего мира, объединившись, планируют расшифровать десять тысяч геномов позвоночных животных.