FestivalNauki.ru
En Ru
cентябрь-ноябрь 2019
176 городов
September – November 2019
312 cities
11-13 октября 2019
МГУ | Экспоцентр | 90+ площадок
14–16 октября 2016
Центральная региональная площадка
28–30 октября 2016
ИРНИТУ, Сибэскпоцентр
14–15 октября 2016
Центральная региональная площадка
23 сентября - 8 октября 2017
«ДонЭкспоцентр», ДГТУ
ноябрь-декабрь 2018
МВДЦ «Сибирь»,
Вузы и научные площадки города
6-8 октября 2017
Самарский университет
27-29 октября
Кампус ДВФУ, ВГУЭС
30 сентября - 1 октября
Ледовый каток «Родные города»
21-22 сентября 2018 года
ВКК "Белэкспоцентр"
9-10 ноября 2018 года
Мурманский областной Дворец Культуры
21-22 сентября 2019 года
22-23 октября 2019 года
29-30 ноября 2019 года
7-8 сентября 2019 года
27-29 сентября 2019 года
4-5 октября 2019 года
10-12 октября 2019 года

Языковые картины мира

В науке о языке всё популярнее становятся исследования так называемой языковой картины мира. Лингвисты считают, что взгляд людей на мир в той или иной степени определяется языком, на котором они говорят. Великий немецкий учёный Вильгельм фон Гумбольдт почти двести лет назад писал: «Каждый язык описывает вокруг народа, которому он принадлежит, круг, откуда человеку дано выйти лишь постольку, поскольку он тут же вступает в круг другого языка».

Примеров очень много. Одно из проявлений этого «круга» — определённое членение окружающего мира. Всякий, кто учил английский или французский, знает, что русскому слову рука в этих языках соответствуют два не синонимичных слова: английские hand и arm, французские main и bras. Если hand и main можно назвать кистью, то два других слова точных русских эквивалентов как будто не имеют.

И чем дальше язык от русского, тем больше различий. Например, как будет по-японски давать? Вопрос не имеет однозначного ответа: в японском подходящих глаголов целых пять. Если я что-то даю другому, надо употребить одни глаголы, а если кто-то даёт мне, глаголы будут другими. Ещё один параметр, от которого зависит выбор слова, — степень уважения по отношению к получающему. А русскому слову вода в японском языке соответствуют два слова: мидзу для холодной и ю для горячей воды. 

Лингвисты считают, что взгляд людей на мир в той или иной степени определяется языком, на котором они говорят

Другое проявление «круга» — значимость слова в языке. Есть слова, которые употребляются часто, имеют переносные значения, образуют устойчивые словосочетания, звучат в пословицах и поговорках, — значимые слова. При этом они сильно различаются от языка к языку: слово, постоянно присутствующее в лексиконе русского, для носителя другого языка может быть очень редким.

Я однажды наблюдал, как группа японских туристов, увидев коз, долго пыталась вспомнить, как называются эти животные. Люди прямо-таки страдали, силясь отыскать в памяти нужное слово. Наконец один из них воскликнул: Yagi. Сколько было радости!

В русской языковой картине мира и коза, и особенно козёл занимают гораздо более видное место. Отчего же это происходит? В случае с козами ясно: в горной Японии мало пастбищ, и скотоводство никогда не было особенно развито. Но почему, например, в японском языке так много звукоподражаний? Японский автор одного из японско-русских словарей искал перевод для достаточно часто употребляемого звукоподражания, передающего храп, и нашёл: пхи-пуа. Вряд ли кто-нибудь из читателей вспомнит это слово, хотя оно взято из рассказа А.П. Чехова. Видимо, писатель придумал слово, но в языке оно не закрепилось.

Слово, постоянно присутствующее в лексиконе русского, для носителя другого языка может быть очень редким

Язык может формировать положительную или отрицательную оценку предметов и явлений. В русском переносные значения, устойчивые словосочетания, пословицы, связанные с собакой, как правило, отрицательно окрашены. Это отражает традиционное для ряда религий, включая христианство, представление об этом животном как нечистом.

Когда-то академик Дмитрий Лихачёв составил словарик ругательств Ивана Грозного в переписке с Курбским, и больше половины из них оказались «собачьими». Однако как раз этот пример показывает, что языковая картина мира и общественное сознание далеко не всегда идентичны. За последние 100–200 лет отношение носителей русского языка к собакам изменилось к лучшему, но в языке во многом сохранились прежние оценки.

Языковая картина мира тоже, разумеется, может меняться, но это происходит медленнее. Различия могут проявляться на уровне литературного языка и диалектов. Но в принципе языковая картина («мировидение», как писал Гумбольдт) — не то же самое, что мировоззрение. И либерал, и консерватор, и коммунист, если их родной язык русский, будут называть водой соответствующую жидкость любой температуры и различать по значению слова мыть и стирать, хотя английское to wash — один глагол. Скажем, Владимир Ленин и Николай Бердяев при значительной разнице в мировоззрении обладали одним и тем же мировидением как носители литературного русского языка одного поколения.

Когда-то академик Дмитрий Лихачёв составил словарик ругательств Ивана Грозного в переписке с Курбским, и больше половины из них оказались «собачьими»

Сейчас и в России, и в других странах мировидение и мировоззрение часто смешивают, а перед изучением языковых картин мира ставят непосильные задачи. Одна из причин, по-моему, в том, что исследователей влекут глобальные проблемы, например «связь многих собственно коммуникативных моментов с нравственными категориями, оценками, оценочной деятельностью», обусловливающая «специфику русской коммуникации», как пишет один наш очень серьёзный лингвист Вадим Дементьев. Далее он делает вывод: «Русской душе, по данным русских пословиц, фразеологизмов, текстов русской классической литературы, противопоказано излишне логично-рациональное отношение к жизни».

Подтверждающие примеры привести нетрудно (что автор и делает), но насколько они представительны? И что такое «русская душа», как она соотносится с русским языком? И как «русская душа» относится к собаке? Представляется, что нравственность не может определяться языком. Но очень уж хочется найти ключ к русской нравственности...

Другие, тоже серьёзные авторы считают ключевыми для русскоязычной культуры понятия тоски и удали, а для англоязычной — счастья (happy). Японцы обилие звукоподражаний в своём языке объясняют тем, что они ближе к природе, чем, например, американцы и европейцы. Но как всё это доказать? Для изучения языковых картин фактов даже слишком много, но как отбирать эти факты? Научного метода для этого пока нет, да и будет ли он когда-нибудь?

Владимир Алпатов
Лингвист, доктор филологических наук, профессор, член-корреспондент РАН, главный научный сотрудник Института языкознания РАН.


Иллюстрации

Маргарита Ворон

 

Добавьте свой комментарий

Plain text

  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <p> <br>
LiveJournal
Регистрация

Новости в фейсбук

Случайные статьи

Механики МГУ изучили влияние белковых процессов на деятельность мышц

Сотрудники Научно-исследовательского института механики МГУ имени М.В.Ломоносова опровергли теорию о влиянии снижения числа белка миозина в мышцах на расположение регул

Рукотворная планета Земля

Эксперимент - штука сложная. Но бывают занимательные эксперименты, которые вошли в историю.  В одном из таких опытов ученые решили смоделировать планету Земля в... простой теплице.

Ученые из России выяснили, как ведет себя вода при закалке стали

Ученые создали проект нового детектора гравитационных волн

Международная группа ученых при участии исследователей из МГУ имени М.В.Ломоносова разработала проект нового космического детектора гравитационных волн в миллигерцовом диапазоне частот.

Изучено взаимодействие древних пород в бассейне Лимпопо