FestivalNauki.ru
En Ru
cентябрь-ноябрь 2020
176 городов
September – November 2020
312 cities
09-11 октября 2020
МГУ | Экспоцентр | 90+ площадок
14–16 октября 2016
Центральная региональная площадка
28–30 октября 2016
ИРНИТУ, Сибэскпоцентр
14–15 октября 2016
Центральная региональная площадка
23 сентября - 8 октября 2017
«ДонЭкспоцентр», ДГТУ
ноябрь-декабрь 2018
МВДЦ «Сибирь»,
Вузы и научные площадки города
6-8 октября 2017
Самарский университет
27-29 октября
Кампус ДВФУ, ВГУЭС
30 сентября - 1 октября
Ледовый каток «Родные города»
21-22 сентября 2018 года
ВКК "Белэкспоцентр"
9-10 ноября 2018 года
Мурманский областной Дворец Культуры
21-22 сентября 2019 года
22-23 октября 2019 года
29-30 ноября 2019 года
7-8 сентября 2019 года
27-29 сентября 2019 года
4-5 октября 2019 года
10-12 октября 2019 года

Диагноз в качестве сюжета. Пять историй о психических болезнях, ставших знаменитыми на весь мир (ЧАСТЬ 3)

Убежать от внутреннего волка

 

 
 

Кто. Арнхильд Лаувенг, норвежский психолог, писательница.

Диагноз. Шизофрения. Если у Джона Нэша тип шизофренического расстройства был очевиден: параноидное, то диагноз Лаувенг менее конкретен. В целом для шизофрении характерно нарушение процессов мышления и эмоциональных реакций на фоне десоциализации. Выделяют такие признаки заболевания, как продуктивная симптоматика (не было и вдруг появилось — например, галлюцинации и бред), негативная (было и не стало — это о дефиците воли или снижении яркости эмоциональных переживаний) и когнитивные нарушения: расстройства мышления, внимания, памяти.

Причины заболевания не вполне ясны — учёные называют и генетическую предрасположенность, и детские травмы, и нейробиологические причины, и социально-психологический фон. Что и в какой мере провоцирует психоз — загадка.

 

Медсестра спросила, не боюсь ли я потолстеть и не боюсь ли я ездить в автобусе. Но этими страхами я не страдала. Меня пугало другое: существую ли я на самом деле. А об этом она меня не спросила. (из интервью автору текста)

История болезни. В 17 лет Арнхильд заболела тяжёлой формой шизофрении с визуальными и слуховыми галлюцинациями. Однажды в классе Лаувенг увидела между партами волков — звери приближались с явным намерением сожрать её. Девушка понимала: это невозможно, но волки были такими реальными, что она чувствовала их зловонное дыхание. Волки появлялись всюду, она бежала от них что было сил. Ещё были крысы, крокодилы и загадочные птицы «вельвет».

Но настоящую опасность для Арнхильд представляла она сама: больная била посуду и резала себя осколками, билась головой о стену. Десять раз подолгу лежала в психиатрической клинике. Она боролась. Вела дневник. И страшно смущалась от того, что пишет о себе в третьем лице: «она». «Если я — это она, то кто же тогда я? Кто обо мне пишет? Существую ли я вообще?» И тогда в её голове появился новый персонаж — Капитан. Он стал дописывать за ней фразы. А когда она написала: «Кто это?», ответил: «Я». С тех пор Капитан стал отдавать жёсткие приказы и вскоре явился собственной персоной — в виде галлюцинации.

Зарождение болезни Лаувенг связывает со смертью отца. Ей было всего пять лет, когда он умер от рака. Девочка взяла вину на себя и больше всего на свете боялась «быть недостаточно хорошей» — чтобы следом не умерла и мать. Уже будучи взрослой, Арнхильд много раз пыталась покончить с собой. Однажды она пришла домой и сказала матери, что надела красное платье и готова идти в лес. За ней пришёл Капитан, он отведёт её туда, где железные деревья с алой, как кровь, листвой…

История Арнхильд похожа на чудо — мало кто из пациентов с такой симптоматикой возвращается к нормальной жизни. Но факт остаётся фактом: Лаувенг окончила университет в Осло, стала работать клиническим психологом и написала две книги. Она ездит по миру, выгуливает двух собак и надеется встретить своего принца.

Художественная форма. Две автобиографические книги: «Завтра я всегда бываю львом» и «Бесполезен как роза». Жанр этих книг напоминает бортовые записи космонав­та — Арнхильд подробно описывает, что переживает больной шизофренией. «Это замкнутый круг. Волки, потому что шизофрения, а шизофрения, потому что видишь волков. Но делать-то что? Разве это объяснение что-то меняет в жизни больного? Оттого, что мне поставили диагноз “шизофрения”, голоса не перестали звучать у меня в голове и мучить меня. Но это перестало кого-либо интересовать, потому что появилось объяснение».

В своих книгах Лаувенг поднимает очень важную тему: психически больной человек теряет право голоса. Что бы он ни сказал и ни сделал, это объясняется болезнью. Даже если то, что он говорит, вполне разумно, никто не станет это слушать. И выздороветь почти невозможно, потому что никто, включая психиатров, не верит больше в здоровую часть личности. «Человек может болеть. Но он не равен своей болезни», — пишет она.

 

Добавьте свой комментарий

Plain text

  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <p> <br>
LiveJournal
Регистрация

Другие статьи в этой рубрике

Яков Перельман Головоломки по физике

 

 

 

 

 

 

Тепловые явления

Как в речи изменяются звуки?

Лингвист Александр Пиперски о том, почему изменяются слова в речи из-за схожести звуков и как на это влияют физиологические особенности говорящего

Забудьте, чему вас учили: что не так со школьными предметами

The Wall (1982) / MGM // giphy.com

Почему школьный учебник русского языка — это кошмар языковеда, каким должен быть хороший учитель истории и почему ботанику не должны изучать в шестом классе.

Новости в фейсбук

Случайные статьи

Астрономы исследовали поведение квазара 3С 279

Тополь дрожащий

Что мы знаем про осину? Две вещи, пожалуй… Кинематограф донес да нас эффективность использования осинового кола в борьбе с нечистью, а поговорка определяет топливные предпочтения при разжигании костра: «Осина не горит без керосина».

Красноярские ученые отрабатывают новые технологии жизнеобеспечения человека в космосе

Клещ впивается в страну

Язвительная бактерия

В 2005 году Робин Уоррен и Барри Маршалл были удостоены Нобелевской премии по медицине