FestivalNauki.ru
En Ru
cентябрь-ноябрь
176 городов
September – October
176 cities
12-14 октября 2018
МГУ | Экспоцентр | 90+ площадок
14–16 октября 2016
Центральная региональная площадка
28–30 октября 2016
ИРНИТУ, Сибэскпоцентр
14–15 октября 2016
Центральная региональная площадка
23 сентября - 8 октября 2017
«ДонЭкспоцентр», ДГТУ
октябрь-декабрь 2017
МВДЦ «Сибирь», Кванториум,
Вузы и научные площадки города
6-8 октября 2017
Самарский университет
27-29 октября
Кампус ДВФУ, ВГУЭС
30 сентября - 1 октября
Ледовый каток «Родные города»
21-22 сентября 2018 года
ВКК "Белэкспоцентр"
9-10 ноября 2018 года
Мурманский областной Дворец Культуры

Ядовитый рис

Примерно полтора века назад тяжелые авитаминозы считались инфекционными заболеваниями. Читайте увлекательную историю о том, как этому мифу был нанесен сокрушающий удар. Это история красивого научного поиска, и, как часто бывает в науке, примечательных случайностей.

В конце XIX века бактериология была новой, революционной наукой, открывавшей большие перспективы в изучении и лечении многих заболеваний. Неудивительно, что в то время господствовавшей парадигмой был тезис "болезнь должна обязательно вызываться каким-то болезнетворным агентом".

Заболевание бери-бери было широко известно и распространено повсеместно в Юго-Восточной Азии. Европейцы с ним столкнулись в XVII веке (хотя сами не болели). Впрочем упоминание о бери-бери можно найти в китайских летописях аж VII века нашей эры.

Многие годы эта болезнь оставалась такой же серьезной проблемой для японских моряков, как цинга – для английских. Бери-бери (название произошло от сингальского «крайняя слабость», т.к. во время этой болезни человек настолько ослабевает, что становится неспособным что-либо делать) сопровождается параличами и потерей чувствительности нижних конечностей, а также поражениями сердца и легких, часто приводит к смертельному исходу. Больше всего страдали от бери-бери люди, находящиеся в условиях специального режима, например в тюрьмах или воинских частях. На Яве тюремное заключение фактически означало смертный приговор. Да и в Японии ежегодно от бери-бери умирало до 50 тысяч человек, в том числе военных.

Командующий японских военно-морских сил, лично изучавший эту проблему, сумел предотвратить заболеваемость бери-бери, приказав кормить моряков мясом, овощами и молоком вместо обычного рациона, состоящего из сырой рыбы и очищенного риса. Многие исследователи на основании этого сделали вывод о том, что рис инфицирован и подобно чуме бери-бери имеет бактериальную природу. Этого же мнения вначале придерживался и молодой голландец Христиан Эйкман, работавший на острове Ява в качестве главврача тюремных больниц. В первых опытах Эйкман использовал цыплят, т. к. их было много и стоили они дешево. В какой-то момент у цыплят развились параличи, сходные с таковыми при заболевании бери-бери. При вскрытиях оказалось, что причиной параличей служит одновременное воспаление многих нервов. Эйкман назвал это состояние полиневритом. Он с энтузиазмом предположил, что полиневрит может вызваться какой-либо бактерией, и сделал попытку заразить здоровых цыплят от больных. Но безуспешно.

Внезапно, в разгаре экспериментов, все цыплята выздоровели. Пораженный этим фактом, Эйкман предположил, что причина может заключаться в рационе питания цыплят. Эта гипотеза оказалась верной. Эйкман в дальнейшем писал: «Работник вивария, как я впоследствии обнаружил, в целях экономии кормил цыплят рисом из больничной кухни. Затем на его место пришел другой сотрудник, который отказался кормить «гражданских» цыплят «военным» рисом». Снова размышляя о болезнетворном агенте, голландец, предположил, что в рисе может содержаться яд.

Поэтому в очередной серии опытов Эйкман решил проверить влияние различных видов риса на возникновение болезни. Рис, которым питались военнослужащие, был очищенным (полированным), тогда как рис, кормление которым привело к выздоровлению цыплят, – неочищенным. Когда Эйкман вновь стал кормить половину выздоровевших цыплят полированным рисом, те снова заболели; а другие, кормившиеся неочищенным – остались здоровыми. Более того, когда повторно заболевших цыплят снова стали кормить неочищенным рисом, они опять поправились. Напрашивался вывод - если в рисе есть яд, то в его шелухе противоядие?

Кроме того Эйкман задался вопросом: а не может ли очищенный и неочищенный рис играть какую-либо роль в возникновении бери-бери у человека? Оказалось, что у заключенных тюрем, получавших очищенный рис, частота возникновения бери-бери была в 300 раз выше, чем там, где для приготовления пищи использовался рис неполированный. Довести до конца свои исследования Эйкман не смог, так как в 1896 г. из-за болезни был вынужден вернуться в Нидерланды. В 1899 г. он был назначен профессором здравоохранения и судебной медицины Утрехтского университета.

Герри Грийнс, бывший на Яве ассистентом Эйкман, продолжил исследование бери-бери. В 1901 г. он предположил, что заболевание обусловлено нехваткой некоего специфического питательного вещества в некоторых пищевых продуктах. Однако в течение почти двух десятилетий большинство крупных ученых отказывались признавать, что бери-бери вызывается не бактериями. И только в 1911 г. польский химик Казимир Функ выделил из рисовой шелухи вещество, препятствующее развитию этого заболевания. Это вещество, которое сегодня называется тиамином, или витамином В1, не содержится в очищенном от шелухи рисе. Функ предложил для подобных веществ термин «витамины» – от латинских слов «vita» (жизнь) и «amine» (азот). И хотя не все витамины содержат азот, термин этот сохранился. До Функа о существовани «добавочных факторов пищи», по сути и являвшихся витаминами, сообщал Фредерик Хопкинс.

Исследования, проведенные Эйкманом на Яве, положили начало открытию методов лечения многих болезней, связанных с недостатком каких-либо веществ в пище. В 1929 г. Эйкману (совместно с Фредериком Хопкинсом, который в своей Нобелевской лекции, отдавая должное Казимиру Функу за его вклад в изучение витаминов, заметил, что он сам был «первым, кто осознал истинное значение выявленных фактов»; Функу премию не дали) за вклад в открытие витаминов была присуждена Нобелевская премия. Однако ученый, вышедший в 1928 г. на пенсию, был слишком слаб и не смог лично получить премию. В 1930 г. после продолжительной болезни он скончался в Утрехте.

Эйкман был членом Нидерландской королевской академии наук и искусств, иностранным сотрудником американской Национальной академии наук и почетным членом Лондонского королевского института санитарии. Он получил несколько дворянских титулов, нидерландским правительством в его честь была учреждена медаль Эйкмана.

Статья основана на материалах с сайта

http://www.peoples.ru/medicine/immunologist/christian_eijkman/

Добавьте свой комментарий

Plain text

  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <p> <br>
LiveJournal
Регистрация

Новости в фейсбук

Случайные статьи

За мной следят. Мне страшно

Физики заменили дешевым кремнием дорогие полупроводники, используемые при изготовлении мониторов

Живая часть вируса

Изящный эксперимент, где из "неживого" было создано "живое", провел американский ученый германского происхождения Хайнц Фрекель-Конрат.

Научные ереси Фримена Дайсона

Фримен Дайсон - один из наиболее ярких и парадоксальных мыслителей нашего времени. Это помимо того, что он еще и крупный ученый, один из основателей квантовой электродинамики.

Автомобили без водителя уже ездят по дорогам

Бывший секретный проект Google теперь в прямом смысле этого слова появляется на публике: компания получила лицензию для тестовых поездок по дорогам общего пользования в Неваде, а до этого приглашались желающие для тестовой поездки на закрытой площадке.