FestivalNauki.ru
En Ru
cентябрь-ноябрь 2020
176 городов
September – November 2020
312 cities
09-11 октября 2020
МГУ | Экспоцентр | 90+ площадок
14–16 октября 2016
Центральная региональная площадка
28–30 октября 2016
ИРНИТУ, Сибэскпоцентр
14–15 октября 2016
Центральная региональная площадка
23 сентября - 8 октября 2017
«ДонЭкспоцентр», ДГТУ
ноябрь-декабрь 2018
МВДЦ «Сибирь»,
Вузы и научные площадки города
6-8 октября 2017
Самарский университет
27-29 октября
Кампус ДВФУ, ВГУЭС
30 сентября - 1 октября
Ледовый каток «Родные города»
21-22 сентября 2018 года
ВКК "Белэкспоцентр"
9-10 ноября 2018 года
Мурманский областной Дворец Культуры
21-22 сентября 2019 года
22-23 октября 2019 года
29-30 ноября 2019 года
7-8 сентября 2019 года
27-29 сентября 2019 года
4-5 октября 2019 года
10-12 октября 2019 года

Нейроны вместо кисточки

16–17 ноября в лектории Политехнического музея (Москва) состоится первый научно-художественный симпозиум «Brainstorms: художник в контексте нейронаук», который организует Laboratoria Art&Science Space. За словом «нейронаука» скрываются вещи, которые еще недавно удивляли даже в сюжетах фантастических блокбастеров. Например, возможность увидеть то, о чем человек думает. Или управлять компьютером с помощью одной лишь силы мысли. Теперь это становится чуть ли не обыденностью. Возможности наук о мозге будут обсуждать ученые, художники, философы и широкая публика. Мероприятие обещает быть очень интересным, о чем можно судить и по ответам ученых на вопросы «РР».

История была такая. В прошлом году художница Марина Абрамович устроила научно-художественный перформанс под ­названием «Измеряя магию взгляда». Ее ­интересовало, можно ли научно объяснить контакт, который устанавливается между людьми, непрерывно смотрящими друг другу в глаза, и ведет ли этот контакт к синхронизации активности мозга смотрящих.

Как ведет себя мозг человека во время прослушивания джазовой музыки. Видно, какие зоны активированы (красный и желтый), а где активность снижается (синий и зеленый)

Два человека, один из которых — сама ­художница, смотрели друг другу в глаза, а приборы выводили на экраны показатели работы их нейронов. Получалось зрелищно. Но организаторы эксперимента решили, что не на все поставленные вопросы получен ответ, и объявили о следующем этапе исследования — симпозиуме Brainstorms.

Что такое этот Brainstorms, не совсем понятно. Сознание очень хочет присвоить ему какой-нибудь статус. Так проще. Например, научная конференция — это одно, художественная выставка — другое, открытая дискуссия — третье. В случае с Brainstorms мои нейроны начинают нервно дергаться в поисках определения. Даже пресс-релизы организаторов их не спасают: «Симпозиум представляет собой единый science art перформанс с продуманным сценарием. Он открывается увертюрой, продолжается четырьмя действиями — дискуссиями ученых и художников — и завершаетcя круглым столом, подводящим итоги и формулирующим инсайты и дальнейшие планы участников».

Синтез науки и искусства стал настолько тесным, что уже невозможно провести четкую границу: вот это — суровое академическое знание, а вот это — художественное развлечение. Чтобы разобраться в отношениях нейронауки и искусства, мы задали несколько вопросов ключевым участникам симпозиума.

Каких открытий в нейронауках вы ждете с восхищением, а какие исследования ­вызывают опасения?

Т а т ь я н а  Ч е р н и г о в с к а я, доктор биологических наук, доктор филологических наук, заведующая лабораторией когнитивных исследований СПбГУ:

Восхищает меня все, особенно генетические исследования обеспечения памяти и языка. Еще в числе самых важных достижений — возможность все более точно наблюдать мозг, видеть в режиме online, что происходит, когда человек решает математические задачи, слушает музыку или медитирует. Пугает возможность манипулирования памятью и внедрения в личность.

М и х а и л  Б у р ц е в, руководитель лаборатории нейроинтеллекта и нейроморфных систем НИЦ «Курчатовский институт»:

Основная проблема, которая интересует меня в нейробиологии, — как самоорганизация миллионов клеток приводит к тому, что мы можем решать теоремы или писать стихи. Никакие исследования не вызывают у меня опасений, потому что я считаю, что всегда лучше знать, чем не знать. Опасения могут вызывать люди, использующие силу знаний для неблаговидных целей.

А л е к с а н д р  К а п л а н, заведующий лабораторией нейрофизиологии и нейрокомпьютерных интерфейсов биологического факультета МГУ:

С опасением ожидаю развития исследований в области «чипизации» мозга, то есть включения в мозг электронных устройств то ли для лечения, то ли для усиления и расширения его функций.

В какой степени мозг остается «черным ящиком», каковым его считали в начале XX века психологи-бихевиористы?

Т а т ь я н а  Ч е р н и г о в с к а я: Он постепенно «светлеет» и становится в некоторой степени «прозрачным» благодаря стремительно ­растущим техническим возможностям.

М и х а и л  Б у р ц е в: Современные методы нейронауки, такие как оптогенетика, буквально открывают окно в мозг, делая возможным наблюдение за тем, что происходит внутри «черного ящика» в процессе поведения. В результате наивные бихевиористические теории исчезают, а им на смену приходят теории, делающие попытку связать нейрональный уровень с мышлением и сознанием.

Как сегодня взаимодействуют наука и ­искусство?

Т а т ь я н а  Ч е р н и г о в с к а я: Явно недостаточно. И зря, так как искусство — серьезная вещь, вовсе не развлечение. Как писал Иосиф Бродский, «поэзия не развлечение и даже не форма искусства, но скорее наша видовая цель. Если то, что отличает нас от остального животного царства, — речь, то поэзия — высшая форма речи, наше, так сказать, генетическое отличие от зверей».

А л е к с а н д р  К а п л а н: Наука и искусство от своего рождения, а не только сегодня, взаимодействуют через художественные образы.... И ученый, и художник видят предметы своего исследования в одном и том же объективном пространстве — в мире художественных образов. Только отображают эти ­образы по-разному: танцем, кистью, формулами или уравнениями.

М и х а и л  Б у р ц е в: Сегодня это в большинстве случаев одностороннее взаимодействие. Обычно художник использует некоторые технологии, являющиеся продуктом науки, для решения своих задач. Результаты могут быть потрясающими, но для меня это забивание гвоздей микроскопом. А ведь наука просто сокровищница для художника, она содержит залежи идей, которые наше общество еще не переварило и не осознало.

Добавьте свой комментарий

Plain text

  • Переносы строк и абзацы формируются автоматически
  • Разрешённые HTML-теги: <p> <br>
LiveJournal
Регистрация

Другие статьи в этой рубрике

Химики создали программу для безопасного хранения и утилизации реактивов

Американские ученые создали компьютерную программу для поиска безопасных и эффективных способов хранения и утилизации химических реактивов.

Гравитационная линза впервые помогла рентгеновским наблюдениям

Оптическое и рентгеновские изображения линзированной галактики
M. Bayliss  et al. / Nature Astronomy, 2019

Физики получили пластичное стекло

Ученые создали тонкие пленки из стеклообразного оксида алюминия, которые можно растягивать, сжимать и изгибать без появления трещин при комнатной температуре.

Новости в фейсбук

Случайные статьи

Ученые МГУ исследовали синдром системного воспаления организма

Сотрудники Научно-исследовательского института физико-химической биологии имени А.Н. Белозерского МГУ имени М.В.Ломоносова изучили синдром системной воспалительной реак

Тренировка иммунитета. Часть II.

Что еще поможет не болеть кроме правильного питания и спокойствия? Читайте вторую часть рекомендаций ведущих ученых мира по сохранению и приумножению иммунитета.

Материальные потоки США

Очевидно, что крупнейшая экономика мира является кандидатом № 1 на тщательный анализ материальных потоков; к счастью, задача по сбору основных данных упрощается за счет доступности и высокой точности производственной, торговой и потребительской ста

«Я специалист по некорректно поставленным задачам…»

Лично мне кажется, что должность ректора крупнейшего университета страны — это филиал ада на земле.

Иммунитет заставляет забывать

Всевозможные патогены и молекулярно-клеточный мусор в мозге уничтожают специальные клетки мозга, которые называются микроглией. Но одними лишь иммунными функциями их работа не исчерпывается.